Сколько Сенцов будет продолжать сидеть

Анна Паленчук

Все мы, взрослые, иногда верим в чудеса.

Так и я жила ожиданием, что перед очередными “выборами” в России, в угоду международному сообществу, Владимир Путин выпустит Олега Сенцова.

За жизнью украинского кинорежиссера следят сотни тысяч людей. И наши сограждане, и небезразличные к его судьбе коллеги за границей.

Он – политический заключенный, талантливый режиссер, который платит высокую цену за проукраинскую позицию в оккупированном Крыму. Его посадили, перевели в колонию за Полярным кругом, где вечная зима.

Наташа Каплан, его двоюродная сестра, ездила к нему на прошлой неделе. Повидаться с Олегом не получилось, но он прислал письмо.

В письме Олег сетует на то, что у него крошатся зубы и выпадают волосы. Заканчивается письмо фразой: “Все будет хорошо“.

Радует, что Олег не теряет оптимизм.

Но вот лично у меня, как у человека, который уповает на его освобождение, вера в положительный исход, в его скорую свободу, сведена к нулю.

Моя поддержка Олега началась летом 2014 года. Я, молодой украинский кинопродюсер, в августе, когда прошел месяц после Одесского кинофестиваля, осознала, что СМИ перестали писать об Олеге.

Тогда я обзвонила своих коллег. Они предоставили свои фильмы и в начале сентября 2014 года, в тот момент, когда полным ходом шла война на Донбассе, в Киеве, в кинотеатре “Кинопанорама”, открылись Дни украинского кино в поддержку Сенцова.

Ни я, ни мои коллеги не ожидали такого резонанса и поддержки зрителя. Залы буквально трещали по швам от количества людей, которые пришли посмотреть украинские фильмы, которые были на слуху.

Мы собрали тогда приличную сумму денег и передали семье Олега. Деньги в то время были очень нужны.

Потом мы провели то же самое в 9-ти городах Украины и в некоторых европейских столицах.

После я занималась изданием книг Олега, его рассказами и романом “Купите книгу, она смешная”.

Позже мы сделали книгу про его жизнь.

Самые авторитетные люди многих стран, голливудские звезды, высказывались о его невиновности и просили освободить его.

Акций с призывом освободить его были тысячи…

Мне казалось, что все эти действия приближают день, когда он ступит на украинскую землю.

Олег вышел бы из самолета в Украине, за этим следили бы миллионы людей… В здании аэропорта толпились бы журналисты не только украинских, а и мировых изданий.

Но нет. Этого ничего не будет. “Выборы” прошли. Олега не отпустили, и он продолжит сидеть в тюрьме.

Он не снимет в ближайшее время фильм.

Не сходит в супермаркет.

Не увидит своих подрастающих детей.

Олег будет продолжать сидеть.

И ничего не делают наши политики. Потому что в нашей стране нет уполномоченного по делам политических заключенных.

В стране, где политические заключенные появились не только во время войны с Россией. Они были всегда.

У нас у всех в генетической памяти Расстрелянное Возрождение. Мой дедушка тоже был политическим заключенным, его расстреляли в 37 году и теперь, чтобы почтить его память я езжу в Быковню, где таких, как мой дедушка, тысячи. Тогда эти сотни тысяч были “врагами народа”.

Уполномоченный по делам политических заключенных нужен нашей стране не менее, чем по правам человека, или по каким-то другим правам.

Олег, через Наташу, его сестру, попросил меня поставить пьесу, которую он написал до ареста. Пьеса называется НОМЕРА.

Этим я и займусь в ближайшее время, чтобы Олег не падал духом и знал, что даже если его не отпустят и ему придется находиться в колонии, мы помним о нем.

И он должен знать, что государственные мужи тоже не опускают руки, а предпринимают все шаги для скорейшего его освобождения.

И Олег, и десятки других политических заключенных.

Десятки? Сотни?

Анна Паленчук, учредитель кинокомпании 435 FILMS, соучредитель украино-грузинской компании MAQ-ENTERTAINMENT, член Национальной киноакадеми, специально для УП.Жизнь

Джерело: http://life.pravda.com.ua/columns/2018/03/27/229799/